Мой «Чебаркуль». Часть первая

Во многих смыслах работа критика проста. Мы ничем не рискуем, но ставим себя над теми, кто приносит свой труд и самих себя на наш суд. Сокрушительные разносы приятно писать и читать… Но мы, критики, должны бы признать, что в общей картине мироздания любая гадость важнее, чем наша критика в её адрес.
Антуан Эго, критик.
(Из анимационного фильма «Рататуй»)

Если принять во внимание все обстоятельства, то отсчет следует вести с 1979 года. Именно тем летом в Эстонии была проведена первая в истории советского ориентирования эстафетная многодневка «Ilvesteade». Трехэтапные эстафеты, две группы – мужчины и женщины, без всякого разделения по возрасту или мастерству. Один из авторов этой идеи – Арво Кивикас. Это имя много скажет помнящим ту эпоху. И встретив Арво Кивикаса – теперь одного из топ-менеджеров известной фирмы ICS – пару лет назад, и рассказав ему про наш уральский «Чебаркуль», я с удивлением обнаружил неуловимое его портретное сходство с Сергеем Солдатовым…

«Ильвес» закончился для большинства из нас в 1991 году. Но, как говорится, если ты не можешь поехать в Париж, то, в принципе, можешь построить свой маленький Париж вокруг себя. Ровно это и случилось в 1993 году, когда возле города Чебаркуля, на всем теперь хорошо известном «солдатском пляже» был дан старт первой эстафетной многодневке. И с тех пор прошло двадцать лет.

Мой «Чебаркуль» начался в 1995 году. Не могу похвастаться тем, что был на всех эстафетах. К сожалению, с перерывами. Но зато побывал почти «во всех шкурах» – разве только КП не ставил. Бегал сам – без особого успеха. Привозил воспитанников – среди них один победитель и несколько призеров (не по элите, к сожалению). Ну и судил, конечно.



В моей истории «Чебаркуля» три памятных даты: 1998, 2005 и 2012. Давайте по порядку.
В 1998 году на финише многодневки был впервые поставлен компьютер. Первые пять лет время финиша записывалось вручную, вручную же делались протоколы, включая вычисление времени на отдельных этапах. Это было, поверьте, очень круто. В те времена самой большой службой на соревнованиях был секретариат – просто в силу объема ручной работы.
Первый компьютер, появившийся на «Чебаркуле» был обычным полноразмерным десктопом, правда в «лежачем» корпусе. Потом ещё однажды, то ли в 2004, то ли в 2005 году на финише «Чебаркуля» стоял обычный офисный компьютер. Я бы сам про это никогда и не вспомнил, но фотографии сохранились.


Основная проблема первых «компьютерных» лет состояла в том, что финиш нужно было принимать в реальном времени. Отсечка времени делалась в начале коридора. Тут же у приходящих из леса участников собирались карты. И, естественно, в этом месте никто не хотел тормозить… Четырехзначные номера участников приходилось вводить вручную – с клавиатуры. К концу второго дня начинала болеть кисть правой руки… К окончанию четвертого дня она болела уже ощутимо.

Но самая забавная работа была у помощника. Четыре часа в день, каждый раз, когда мимо пробегает финиширующий участник, нужно было нажимать специальную кнопку. Именно с тех Чебаркулей осталась поговорка «лучший в мире фотофиниш – это человек с кнопкой». Потом конфигурацию финиша изменили и отсечка времени переместилась в самый конец коридора, куда финишировавшие спортсмены добирались кто легкой трусцой, а кто и ленивым шагом.
Кстати, надо вспомнить, откуда бралось электричество для компьютера. Из 500-ваттного источника бесперебойного питания извлекался штатный аккумулятор и вместо штатного присоединялся аккумулятор, например, УАЗ-ика, в котором мы приезжали на финиш. После этого ИБП начинал работать в режиме преобразователя 12 В – 220 В, выдавая годное для компьютера напряжение. Единственное, в чем загвоздка – ИБП был рассчитан на работу в течение 5-15 минут, а напрягаться ему приходилось несколько часов. Поэтому у нашей бригады возникала ещё одна задача – не обжечься по ходу работы о раскаленный прибор.







Нет возможности откликнуться. Извините.