Интервью с Дмитрием Поповым. Часть 2

Продолжаем разговор с Дмитрием Поповым. Первая часть интервью здесь.

Андрей Морозов: Переходим к лесу. Еще раз перечитал руководство от ИОФ по планированию дистанций. В этот раз обратил внимание на «Важнейшие особенности». Например, на мидле (классика) решающая часть дистанции должна проходить рядом с ареной, где уже слышно комментарии и это дополнительно давит на участника. А на лонге рекомендуется не делать коротких техничных перегонов  в самом начале до длинного перегона, чтобы участники не успели сбиться в кучки. Сразу вспомнились случаи из собственной практики, как в участии, так и в планировании. Меня, конечно, самого часто коробит, когда мы бегаем на уральских стартах, по сути, только мидлы. Вместо лесного спринта — короткая классика, вместо лонга — классика с большим количеством перегонов. А ты как считаешь, является ли эта методичка с рекомендациями догмой для всех планировщиков на стартах любого ранга?

Дмитрий Попов: Хороший вопрос. И многие,  зная меня, могут предугадать ответ. Да. Я считаю, что рекомендаций IOF следует придерживаться настолько близко, насколько это возможно. Другой момент, что далеко не всегда в нашей российской практике дисциплины (виды программы) назначают туда, где их можно провести. Например, как ты себе представляешь лонг в Тюмени, Кургане, Осе или в Бердске? Как ни крути, из-за особенностей местности будет прямой бег, разве что болота оббегут, если сыро. А на лонге прямой бег не рекомендуется. Лонг — выбор вариантов, КП сами по себе простые и не требуют поиска. Всё решает темп спортсмена и выбор оптимального варианта. И наоборот — мидл. Короткие и средние перегоны, смена направлений, проходимости, прямой бег, сложные пункты, схожие ориентиры, параллельные ситуации. Реализация технического потенциала атлета. Возможность показать высокий результат для тех, кто, скорее, чуть слабее ногами, но подкован технически. Как видишь, шансы побороться за высокие места есть у более широкого круга спортсменов, если следовать рекомендациям. Финишную часть дистанции всё чаще планируют в виде второй короткой петли с проходом через арену, и на лонге, кстати, тоже есть такая тенденция. Всё в угоду зрелищности, да и давление зрителей на психику бегущего никто не отменял, за этим как раз интересно наблюдать в трансляции. На карте Урал-2021 от 12 июня, я действительно, не понимаю, какая дистанция спланирована.

Концептуально это классика, с хорошим началом и плохим финалом (три перегона подряд близкой длины в одном направлении). По длине, 9 км — больше похоже на лонг, но реально интересный выбор варианта  вижу только на перегоне 13-14 и, с натяжкой, на перегонах 3-4 и 5-6. В общем, не плохая и не хорошая гибридная дистанция. По мне, так в этом куске можно сделать очень приличную классику на 30 минут (а больше и не нужно). Либо вернуться в масштаб 1:15000, увеличив площадь района, и сделать хороший лонг. Местность это вполне позволяет. Кстати, чем хорош район Исеть — Северка — Шувакиш. Здесь одинаково хорошо можно сделать абсолютно разные по концепции и сути классику и лонг. И забудьте про код КП после порядкового номера в карте. Как про страшный сон. В любой дисциплине летнего ориентирования это осталось в прошлом.

Слышал версию, что планировка с «бабочкой» слишком усложняет дистанцию для детских и ветеранских групп, а как планировать фи-петли, вообще мало кто разбирается. Как считаешь, в рамках многодневных массовых стартов планировщику стоит заморачиваться и пытаться показать публике и, самое главное, подрастающим детям, что бывают вот настолько разные типы планировок, или достаточно двух, трех идентичных классик?

Любая многодневка становится интереснее, если виды программы в ней разные. Бабочка нужна для того чтобы рассеять участников. Соответственно, смысл делать бабочку скорее есть на общем старте, и почти никакого смысла в бабочке нет, если старт раздельный. Фи-петля задумана изначально как инструмент, который позволяет разбить паровозы, собравшиеся в финальной части на лонге. И делается она со сменой карты. Не уверен, что в условиях лесной многодневки стоит фи-заморачиваться. Если бы я планировал техническую часть, то привел бы к соответствию с требованиями IOF мидл-25 плюс мидл-35-40 (возможно ван-мен релэй) плюс лонг-90 (возможно, со стартом гандикапом). Но! Выделил бы отдельный перед лонгом день на шоу-программу: общие старты с рассеиваниями, лабиринты, фи-петли и прочее. При том, для детских групп делал бы все шоу несложно, близко и зрелищно. Вот и пусть тренируют рассеивание при постоянном давлении зрителей, своих соперников, тренеров и родителей.

Не секрет, что пока еще большое количество региональных карт выполнены в знаках не последнего ISOM 2017. Как считаешь, нужно ли переводить имеющиеся карты в знаки нового ISOM 2017? В чем принципиальная разница с предыдущими международными стандартами знаков?

Я считаю, что переводить, конечно, нужно. В новой версии знаков принципиально всё то же самое: рельеф коричневый, гидрография синяя и так далее. Дьявол в деталях: полугоризонтали и бергштрихи в них стали тоньше, изменились муравейники, в скалах теперь нет острых углов, добавилось еще два типа полуоткрытки, водные микрообъекты тоже новые. Поменялся знак железной дороги, непреодолимой искусственной каменной стены, толщина линии непреодолимого забора. Ну и некоторые другие моменты. Плюс поменялись оттенки цветов. В итоге — карта стала более читаемой.

Этим летом мы бегали многодневку «Оса» по обновленной карте. Ее составлением занимались ты и Геннадий Яшпатров. Расскажи, как вы с другими составителями взаимодействуете в рамках таких общих проектов? Есть ли разногласия по отражению той или иной ситуации на карте?

Ты знаешь, бригады рисовщиков срабатываются годами. В итоге в каждой бригаде подбираются, как правило, «однорукие» картографы, рисовку которых отличить достаточно сложно даже другому профи. Вопрос: как одинаково нарисовать в этом конкретном районе проходимость зеленок, какой высоты / глубины микрообъекты — рисовать, а всё что меньше — пропускать? Решение: всё это обговорить на старте проекта, обсудить единый подход, размеры для отображения микрообъектов и тому подобное. В итоге получается достаточно однородная карта.

Однако и здесь есть свои тонкости. Ты приводишь в пример Осу. У нас с Геннадием в общем, практически идентично нарисован рельеф и дорожная сеть. При том, в моей части значительно меньше маленьких полуоткрыток и полян, а так же вертикальной зелёной штриховки. Заранее эти моменты мы не проговаривали. Я исходил из того, что на бегу эти объекты участники не воспринимают, и не стал насыщать карту тем, что на бегу читаться не будет. Геннадий зашёл с другой стороны. Отрисовал досконально всю полянную ситуацию. Попробуй прочитать её на высокой скорости бега — не сможешь. Но стоит перейти на шаг и начать сопоставлять поляны с рельефом — всё становится на свои места и выглядит идеальным. А далее старший (не по возрасту, а по назначению) из группы картографов должен сделать общую редакцию, «причесать» общую карту. В этом году в Осе скорее всего на это банально не хватило времени, но проект будет продолжен, и всё встанет на свои места.

Вернемся к символам. Что ты думаешь о введении картографом дополнительных символов в карту, например уменьшенных ямок или бугорков, более тонких дорожек и уменьшенных камней, и тому подобное?

Иногда это действительно необходимо. Например, в той же Полазне уменьшенная воронка оправдана, просто из-за насыщенности местности этими воронками разных размеров. Но зачастую многие псевдо-объекты вообще правильнее не рисовать, чем рисовать, потому что их плохо видно и в распечатке, и в лесу. Бывают решения еще хуже. Ну например, мы до сих пор не можем определиться, как правильно рисовать пропашки. Со свежими всё понятно, это канава. Прошло два года, канаву затянуло грунтом, след по земле вроде есть, но… начинаются танцы с бубнами. Кто-то уменьшит знак канавы, да так, что её будет едва заметно в распечатке. Кто-то уменьшит знак просеки. Кто-то введет новый знак «черный штрих просеки плюс две коричневых точки канавки». В Осе кстати, кстати, для отображения старых пропашек как раз уменьшали просеку. Ты там бегал. Как это решение читалось на карте и местности? Что говорили спортсмены?

Да, когда я впервые пересекал эту просеку-пропашку (Прим. перегон 19-20 на карте выше), я был насторожен и не до конца понимал, чего ожидать. Не знал, смогу ли на скорости увидеть эту просеку. Но подозрения, что это пропашка, были. Ведь и на тюменских и на курганских, например, картах такой символ уже был замечен. Я бы лично при рисовке выбирал между исчезайкой и пропашкой в такой ситуации, ориентируясь на реальную глубину объекта.

— Ну а я считаю, что набором символов ISOM2017-2 нужно пользоваться вообще без введения новых (либо уменьшенных дубликатов) символов практически в 100% случаев. В кейсе Осы, след по земле —  это скорее исчезающая тропа. Потому что канава должна иметь глубину, просека должна быть прорублена, что видно по кронам деревьев и без следа по земле. Считаешь, что исчезающая тропа тоже не подходит? Тогда вообще не нужно рисовать такой объект. Достаточно написать в информации «В районе соревнований есть старые противопожарные пропашки, затянутые грунтом. На карте они не отображены». И тогда для участника всё встанет на свои места. То же самое с мелкими камнями, ямами, корчами. Смущает — не рисуй. Дай пояснение в информации.

Недавно ты увеличил площадь имеющейся карты у нас в Екатеринбурге в Калиновском лесопарке. Район достаточно бедный на ориентиры. Часто в черте города попадаются такие ландшафты, где днем с огнем не найдешь микроямку глубиной, скажем, в 1 м и камень высотой в 1 м (иначе объект по правилам не должен попадать в карту). Но как я понимаю, в среде рисовщиков выработались какие-то стандарты отображения. Расскажи, какие у тебя критерии, по которым ты вносишь в карту микроямку, корч, микробугорок на местности, схожей с нашей.

Все зависит от высоты/глубины, а также насыщенности областей карты такими объектами. Если в карте, помимо корчей, много других ориентиров, то корчи лучше вообще не рисовать. Это золотое правило. Потому что после первого серьезного ветра еще нападают деревья. И карту придется корректировать. Оно тебе надо? Если корчей мало, то это говорит о том, что почвы здесь плотные, корневая система деревьев сильная. Корчи можно рисовать. Отбрось всё, что ниже, ну скажем, верхней части бедра. Остальное покажи. И дай пояснение в информации. Бывают интересные КП на корчах, главное условие — такой КП не должен быть одиноким в зеленке или в «молоке». Пусть будет надёжный ориентир рядом либо «задняя» привязка. По ямам — условно, не  рисуем всё, мельче, чем по-колено. Камни – по-разному. Если район насыщен камнями, то отбрасываем всё, что ниже определенной высоты, ну например колена. Если район бедненький на камни — рисуем всё, что от верха голени и выше. В общем и целом принцип понятен: карта графически не должна быть перегружена однотипными объектам. Что касается Калиновки — рисовал практически всё, что видел. «Бедненькая» местность, которая, однако, в 1:15000 под лонг может смотреться изумительно. Попробуйте.

Знаю, что ты часто общаешься с представителями юниорского тренерского штата сборной страны, а также с многими организаторами ключевых стартов в России. Какое у тебя мнение на такой вопрос: почему наши юниоры и юноши не могут на постоянном высоком уровне конкурировать со скандинавскими сверстниками в беговом ориентировании, так  же как получается в лыжном?

Мне трудно сделать сравнительный анализ летников и зимников. Я как-то отошел от зимы, и мне сложно рассуждать о причинах их успехов. Что касается лета. Со своей колокольни я вижу: нашим «летникам» просто категорически не хватает международно опыта, ориент-кэмпов в Европе на разной местности. Очных тренировок и соревнований с соперниками. Европа сейчас, это такой огромный плавильный котел, в котором отливаются молодые таланты из разных стран. Путешествия внутри Европы стоят копейки (самолёт из Милана в Мадрид или из Лондона в Вену за 20 евро — это реальность), население вакцинировано, никаких виз, соревнования на любой вкус проходят каждую неделю, выбирай, город, лес, тип рельефа, состав участников… К юниорскому возрасту у многих спортсменов уже появляются спонсоры, ими интересуются клубы, появляется возможность получать стипендии, экипировку, ездить на те же кэмпы и т. д. У нас в России, помимо действительно разнообразной лесной местности, классных лесных карт, десятка (может чуть больше) фанатичных профессиональных тренеров, и талантливой молодежи ничего остального просто до последнего времени не было, увы. Хотя сейчас я вижу, что в некоторых регионах стараниями специалистов на местах ситуация становится всё же лучше. Неплохо в этом сезоне сработала ФСО России, на все ключевые соревнования за рубеж были профинансированы и отправлены сборные команды нашей страны (не забывай, просто так шенгенскую визу получить до сих пор нельзя, ковид). Однако, если ты лишь один-два раза в сезон попадаешь внутрь международного котла, не конкурируешь с соперниками на сборах, прикидках, локальных и крупных соревнованиях, то со временем так или иначе выпадаешь из обоймы.

Прямо сейчас ты находишься на юниорском чемпионате мира в Турции. В качестве кого ты там? Может быть, поделишься какими-то интересными замечаниями, новинками, тенденциями прямо с места событий?

Попросился волонтёром, обратился напрямую к директору соревнований, заочное знакомство с которым у меня было по работе над спринтерской картой JWOC. Он сразу ответил — прилетай. Как волонтер, я тут должен быть неким помощником в службе дистанции. Но поскольку турецкого я не знаю, а дублировать для меня одного все исходящие задачи на английском — дело неблагодарное, меня работой не нагружают. Подхожу и делаю сам что-то, если вижу необходимость. Помогаю  выгружать, собирать и разбирать оборудование. Поднимаю фан-барьеры, опрокинутые ветром. Помогаю что-то поставить или закрепить на финише. Плюсы в другом. Я вижу, как запланировали и сделали Арену соревнований. Почему изогнули длинный финишный коридор, и как это удобно для зрителей. Как удачно (или наоборот) сделали парковку, изоляцию и выход на старт. Насколько правильно спланировали последний КП, набегая на который, спортсмен видит его, коридор, зрителей и финиш только буквально метров за 10 до пункта. Где нужно устанавливать мультивидеоэкран и звук. И так далее. Плюс возобновил старые знакомства и завёл новые среди спортивных функционеров. Надеюсь, что в будущем это обязательно пригодится для участия в других международных проектах. Как когда-то после переезда в Краснодарский край, опять начинаю с малого, думая о перспективах.

И заключительный вопрос. В какой роли тебе интересней и приятней работать в нашем виде спорта: составитель карт, инспектор, технический делегат, кем-то еще? Не собираешься вернуться к тренировкам и активному участию в стартах?

Мысли побегать немножко зимой есть, потому что собираюсь в 2022 году в качестве участника на ветеранский мир в Италию. Кстати, по требованиям IOF, Event Adviser (коим я являюсь) должен иногда принимать участие в соревнованиях в качестве спортсмена. Чтобы видеть и понимать всю кухню с прямой, обращенной к спортсменам, стороны. Рисовка меня не сказать что особенно радует. Своего персонального потолка я, видимо, достиг. Хотя на сезон 2022 года практически всё распланировал, буду работать в Перми, Питере, Владимире, скорее всего в Сочи и Геленджике, и возможно, в Самаре. Готов активнее включаться в планировку дистанций, мне это интересно, так что, имейте ввиду 🙂 . Инспектор, технический делегат, с дальним прицелом, в том числе на международные старты, это да. Тут есть как возможность передавать свой опыт другим организаторам соревнований, так и набираться опыта самому.

Судя по планам и мечтам, мы с тобой еще увидимся, и не раз 🙂 .

Да, продолжаем работать!

Спасибо за разговор!

Комментарии:

  1. Крутые, две статьи! Спасибо Дмитрию за информацию, которой он поделился и Андрею за интересного собеседника!

Оставьте отклик

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.