Драма и fair-play третьего этапа

Это случилось на третьем этапе мужской эстафеты на чемпионате мира. Я, конечно, не был свидетелем проишедшего и черпал информацию с официального сайта.

Вашему вниманию предлагается перевод двух текстов. Читатели, владеющие английским, могут всё прочитать в оригинале.

Великий пример fair-play

Оригинал: Great example of fair play

В лидирующей группе на третьем этапе мужской эстафеты бежали Тьери Жоржу (Франция),  Андерс Нордберг (Норвегия) и Мартин Йоханссон (Швеция). В какой-то момент шведский спортсмен получил серьезную травму, проткнув ногу. Рана глубиной 12 см обильно кровоточила. Соперники остановились, чтобы помочь шведу.  Тьери Жоржу перевязал рану своей беговой рубашкой, чтобы остановить кровь и оставался с Йозанссоном до прибытия бригады скорой помощи. Андерс Нордберг побежал на финиш — сообщить о случившемся и позвать на помощь.  Шедший четвертым чех Михаил Смола также остановился, чтобы помочь. Довольно быстро Йоханссона отвезли в госпиталь и, полагают, его рана скоро заживет. Сдав Йоханссона врачам,  Жоржу, Нордберг и Смола закончили дистанцию, финишировав на 25-27 местах.

Президент ИОФ Оке Якобссон выразил признательность троим спортсменам перед началом церемонии награждения: «Вы продемонстрировали сегодня высочайшие спортивные и человеческие качества! Вы — вдохновляющий пример для всех нас!»

Но, как и всегда, в каджом событии есть второе дно. Есть оно и у только что рассказанной истории.

Взгляд изнутри на инцидент в ходе эстафеты

Оригинал: Inside view of the incidents from the relay

Арон Лесс, генеральный секретарь ЧМ.

«Я был довольно быстро извещен по телефону с пункта питания о том, что шведский спортсмен получил серьезную травму.  Мне сказали, что он потерял сознание и нуждается в срочной медицинской помощи. Через пять минут я приехал на место на машине скорой помощи. Ситуация на месте выглядела лучше: Йоханссон не потерял сознание, но на его ноге была большая рана. Тьери Жоржу крепко держал Йоханссона за руку. Все они почувствовали облегчение, когда мы прибыли туда.  Через 10 минут Йоханссон уже был в машине. У него были ещё три ссадины, полученных в тот же самый момент, к счастью не столь серезных.

Прибыв на финиш (~1 км), я пришел к мысли, что по-человечески мне будет трудно смириться с теми результатами эстафеты, которые сложились в этот момент. Предстояло принять нелегкое решение.

Организационный комитет немедленно начал обсуждение решения. К нам немедленно прибыл спортивный директор ИОФ, сообщивший, что с точки зрения международной федерации ситуация печальная, но результаты есть результаты и не должны пересматриваться.  Стало ясно, что мы имеем две альтернативы:

  1. 1. Аннулировать результаты эстафеты, как несправедливые, основываясь на Правилах ИОФ, п. 26.13.
  2. 2. Оставить всё, как есть, выразив признательность участникам инцидента

Мы знали, что какое решение ни прими, найдется множество людей с противоположным мнением.

Сначала мы опросили представителей трех команд, участники которых были вовлечены в «спасательную операцию». Но не получили от них ясного ответа. Затем — прелставителей трех команд, попавших в результате на подиум. Двое из них колебались — они хотели прежде пообщаться со спортсменами. Третий был совершенно счастлив  показанным результатам (хотя его спортсмены были отнюдь не так рады медалям, доставшимся им таким образом). В общем, толку мы от команд не добились.

Время уходило быстро, единого мнения в организационном комитете на сложилось, решили устроить голосование. Голоса разделились ровно пополам. В этом случае решающим оказывалось мнение председателя оргкомитета, и оно было: оставить результаты, как есть. Я проинформировал о решении всех представителей. Вместе с тем, мы согласовали с теми командами, которые попали на подиум, что они не будут там выражать бурную радость, не станут подниматься на ступени пьедестала и получат медали в руки. В тот момент, казалось, все с этим согласны. Правда, две из трех команд-«спасателей» были огорчены, узнав о решении. Они хотели подать протест, ссылаясь на тот самый п.26.13 Правил, но по некотором обсуждении отказались от этой мысли.

Могу повторить: ситуация была странной, а решение — далеким от идеального. Мы старались, насколько возможно, следовать Правилам соревнований, но общее настроение сейчас гораздо более отрицательное, нежели было на финишной арене. Многие представители команд (шведский в их числе) подходили и говорили, что всё было решено правильно. Принятое решение родилось в муках, но я убежден: пойди мы другим путем, получили бы гораздо больше критики в свой адрес.  Мы, оргкомитет чемпионата мира, по-прежнему считаем принятое решение не хорошим, но наилучшим из возможных.

Комментарии:

  1. Ситуация и впрямь выглядит не простой с этической точки зрения… Скажем, Смола остановился, а ведь мог бы и пробежать мимо и победить. Чем бы он при таком раскладе отличался от победителей швейцарцев или наших, занявших второе место? Ведь судя по всему, инцедент произошел на оптимальном пути движения и, вероятно, в промежуток времени с момента проишествия и до приезда скорой помощи через зону проишествия прошло еще несколько команд, которые не остановились в момент, когда ситуация была не контролируемой мед. персоналом… Так что поблагодарить Жоржу, Нордберга и Смолу, но оставить результаты как есть, не создавая прецендент, кажется абсолютно верным решением.
    А радоваться или нет попавшим на пьедестал — это уже их решение и право. Лично я бы радости не понял…